№ 120№ 121-122 (4179-4180) 30 Октября 2018г.№ 123 
Вечерний Николаев
Украина НиколаевВечерний Николаев
Николаевская городская газета
На главнуюНаписать нам письмоПоиск по Вечернему НиколаевуВечерний Николаев
Новый номер 
ПОИСК здесь »»

В НОМЕРЕ




 


Реклама в газете


ОКНО В МИР


30 Октября 2018г.

Прочитали: [476]

Владимир Пучков

Smile, you are in Nilufer!

Вечерний Николаев
Золотая поэтическая осень
в городе-
побратиме
В нынешнем октябре мне посчастливилось вспомнить о своей второй — литературной — профессии. Участие в двух подряд поэтических фестивалях: в украинском Киеве и турецкой Бурсе — всколыхнуло душу,  застоявшуюся в редакционных буднях, добавило адреналина от публичных выступлений, одарило яркими впечатлениями. И если возродившийся в Киеве фестиваль «Каштановый дом», в рамках которого прошел и мой творческий вечер, носил несколько камерный характер, - то пятидневный праздник литературы в Бурсе, организуемый местными властями, удивил. Не только своим масштабом, но и самим фактом того, что муниципальным властям, а также многим жителям города, оказывается, может быть не чужд высокий полет поэтического слова.
Впрочем, вряд ли всех читателей «Вечерки» так уж интересует поэзия. Как и читателей других газет — к примеру, турецкой «Hurriyet». Но рассказать об участии в 3-м Международном фестивале поэзии в Бурсе  стоит. Хотя бы потому, что один из самых продвинутых районов этого турецкого города-провинции — Нилюфер — является побратимом нашего Николаева.
Связи между городами были установлены давно, почти двадцать лет назад. Главным образом, благодаря усилиям, личному обаянию и дипломатическому дару незабываемого николаевского мэра Владимира Чайки. В Нилюфере, неподалеку от мэрии, уже появился парк в честь побратимства с Николаевом.
Фонтан в «Николаев-парке», как рассказал мне экс-вице-мэр Владимир Гуллер, построен Экремом Памуком по проекту николаевского архитектора Анатолия Зубика (ныне главного архитектора Николаева). Здесь подрастают не только пальмы, но и наши родные акации. А сам фонтан символизирует два берега: украинский и турецкий. «Николаев и Бурса — вместе. Нас разделяет только море», - как бы говорит эта композиция.
По первоначальному замыслу, подобный парк дружбы должен появиться и у нас в Николаеве, но реализация проекта затягивается. Несмотря на то, что нынешний городской голова Александр Сенкевич уже побывал в Бурсе и даже подарил бандуру мэру Мустафе Бозбею. Да и турецкая делегация не так давно посетила Николаев.
Связи пока ограничиваются контактами муниципалитетов, редкими обменами делегациями — то депутатов, то чиновников, то спортсменов. А основная масса николаевцев и знать не знает, что есть в мире — совсем неподалеку, рукой подать через Черное море, — современный, зеленый и солнечный, очень гостеприимный, почти 2-миллионный город Бурса, с которым нас связывают побратимские отношения. К тому же, там проживает немало соотечественников (больше — соотечественниц), в украинском землячестве мне назвали цифру — не менее 2,5 тысячи человек.
Поэзия искореняет в людях
варварство
Это — один из тезисов, предваряющих программу фестиваля.
Мне доводилось бывать на разных поэтических мероприятиях, и даже самому с коллегами трижды организовывать и проводить фестиваль поэзии «Ватерлиния» в Николаеве. Должен отметить, что в Нилюфере этот праздник прошел чрезвычайно организованно и четко, очень насыщенно — прежде всего, потому, что этим занимались не энтузиасты-любители, а квалифицированные сотрудники мэрии.
С приветственным вступительным словом в сборнике-презентации выступил давний друг Николаева — бессменный мэр Нилюфера Мустафа Бозбей.
Его заместительница по гуманитарным вопросам Букле Ерман постоянно посещала поэтические мероприятия и даже одарила симпатичным памятным призом, который я когда-нибудь передам в городской музей. Кстати, после одного из вечеров, узнав, что я из Николаева, она отозвала меня в сторону — чтобы рассказать о том, как не раз общалась с Владимиром Чайкой, как была опечалена, узнав о его смерти. И мы попечалились вместе, вспомнив фантастическое обаяние нашего Дмитрича, его ослепительную улыбку и фирменные «Белые крылья».
Два департамента — культуры и международных связей во главе с ярким, харизматичным красавцем Гюнеем Озколончем — очень профессионально и ответственно построили программу и так же четко и ответственно ее выполняли. Немаловажно то, что под проведение фестиваля был заложен значительный финансовый ресурс. К двум десяткам поэтов из разных городов Турции подключились гости — поэты из Хорватии, Индии, Македонии, Германии, Украины. Их биографии и стихи были предварительно переведены на турецкий язык и выпущены отдельным сборником-презентацией.
Сам фестиваль представлял собой целый ряд встреч в учебных заведениях, социальных учреждениях, литературном музее, а также вечера поэзии в культурных центрах, расположенных в разных районах города. Для гостей были предусмотрены также несколько экскурсий по местным достопримечательностям и неограниченное время для общения за вечерним столом (эти посиделки, как правило, заканчивались далеко за полночь).
Вы можете спросить: а как преодолевался языковой барьер? Хороший вопрос! Действительно, в Турции — как русскоязычному, так и англоязычному человеку — трудно найти понимание. Разве что в многоголосом, набитом туристами и «челноками» Стамбуле или курортной Анталии, которую давно облюбовали отдыхающие из Украины и России.
Но организаторы поэтического фестиваля в Бурсе сумели построить мероприятие так, что участие зарубежных гостей органически дополняло выступления турецких поэтов и делало поэтические вечера более разнообразными и даже яркими. Ведь звучащая поэзия — это не просто тексты,  но и внутренняя душевная энергия, сконцентрированная в музыкальности речи, ритмах и рифмах, в конце концов, даже в жестах и голосовых модуляциях. Поэтому движения души и нюансы переживаний пишущей на хинди поэтессы из Индии Рати Саксена или мощный энергетический напор молодого турецкого поэта Онура Сакарайа — можно было воспринимать, как бы минуя слова, погружаясь в музыку голоса.
В этом смысле, надеюсь, и мои выступления доходили до сердец слушателей и коллег по поэтическому цеху. Тем более что, повторюсь, отдельные тексты были предварительно переведены организаторами на турецкий язык (правда, не с русского оригинала, а с англоязычной версии) и звучали в дополнение к выступлениям на русском.
В этом смысле хорошую службу сослужила изданная в 2008 году совместно с другом-поэтом Дмитром Креминем книга-трилингва «Два берега\Два береги\Two Banks», где наши  взаимопереводные русcко-украинские тексты были снабжены переводом на английский. Слава Богу, не поленился взять десяток экземпляров этого сборника с собой — и книга, можно сказать, разлетелась по свету: уехала в Индию, на Балканы, осталась с автографом в литературном музее.
В бытовом общении очень помогла уже не первый год живущая в Бурсе представительница украинского землячества Лидия Василенко-Палали. Без ее помощи, честно говоря, было бы затруднительно ориентироваться в полностью иноязычной среде.
Как бы то ни было, поэтическая составляющая поездки, хоть и не на  словесном, а, скорее, на эмоционально-энергетическом уровне, - оказалась на удивление плодотворной. Об этом свидетельствуют и отклики слушателей, которые после поэтических встреч подходили, благодарили, просили автографы — и в глазах их светилось понимание.
Особенно духоподъемными были вечера поэзии в культурном центре имени Назыма Хикмета и «Konak Cultural Center» — полные концертные залы были заполнены людьми, которые пришли сюда явно не по принуждению.
Оставил впечатление и поэтический митинг на площади возле мэрии Нилюфера. Он не был массовым — но молодые люди, студенты и школьники, читали стихи на импровизированной трибуне с большим чувством и неподдельным волнением. Потому что у нынешнего фестиваля был свой девиз — против зла и несправедливости.
За одним
столом
с Чингизханом
Однако поэтический фестиваль отнюдь не ограничивался публичными выступлениями и встречами с читателями. Немаловажным на таких мероприятиях является общение литераторов разных стран друг с другом. А где это лучше происходит? Конечно, за накрытым столом.
Надо отметить, хозяева позаботились о создании идеальных условий для общения поэтов: каждый вечер мы имели возможность оценить все преимущества турецкого гостеприимства и восточной кухни. Хорошо, что здесь не принято много пить.
Для задушевных бесед с турецкими коллегами моего словарного запаса было маловато, но мы находили взаимопонимание на чудовищной смеси языков, подкрепляемой активной жестикуляцией. И, к удивлению своему, обнаруживали, что, несмотря на различие в языках, традициях и жизненных укладах, поэтов волнуют одни и те же проблемы, терзают одни и те же боли, мучают одни и те же вопросы.
...Неторопливый вечер подходит к завершению. Сидящий напротив седоволосый литератор из Анкары с очаровательной молодой спутницей по имени Кевсер вдруг вперяется в меня взглядом и несколько раз отчетливо, с выражением, по слогам произносит мое имя. А потом что-то горячо, со смехом, обсуждает по-турецки с соседом. Я не могу понять, что в моем имени вызвало такое оживление и, по правде говоря, чувствую себя смущенно. Тем более что помощницы-переводчицы Лидии в этот вечер  рядом нет.
Наконец он зовет на террасу перекурить. «Чем вызван твой смех?» - спрашиваю по-английски. Он не понимает по-английски. И, в свою очередь, темпераментно пытается втолковать мне что-то по-турецки. Я не понимаю по-турецки.
Он тычет пальцем мне в грудь и говорит: «Вла-ди-мир!». Потом показывает на себя и с хохотом представляется: «Чин-гиз-хан!».
Смеемся вместе. И каким-то образом, уже не на уровне слов, а на взрывной англо-русско-турецкой смеси смыслов, жестов и взглядов, приходим ко взаимопониманию. Действительно, забавно: потомок тюркских кочевников оказался однофамильцем монгольского завоевателя и общается с поэтом, у которого типично славянское имя. Как перемешано все в мире!
Как могу, пытаюсь ему рассказать, что в наших причерноморских краях осталось множество тюркских названий и отголосков: «Аджигол», «Акмечетка», «Кинбурн»...  Не уверен, что он все понял, но по возвращении из Бурсы у меня в Фейсбуке появился новый друг по имени Чингизхан.
Это - одна из картинок увлекательного интернационального действа под названием «фестиваль».

Желто-блакитный маникюр без подтекста
В общеобразовательной частной школе имени 3 марта, куда группу гостей привезли на встречу со старшеклассниками, мне  бросился в глаза... маникюр директрисы. По нынешней моде он был двухцветным и  представлял собой цвета украинского флага. Когда по завершении мероприятия я в шутку сказал ей, что очень тронут ее особым вниманием к Украине, г-жа Айля Окумуш удивилась. Оказывается, у нее и в мыслях не было проявлять гостеприимство таким экзотическим способом. Как это ни грустно для сторонников нашего «декоративного патриотизма», но, по-моему, до этого она и не представляла себе цвета нашего флага...
Это я к тому, что многие мои знакомые, особенно после Майдана, страдают неким «украиноцентризмом». И склонны считать, будто люди всего мира только тем и заняты, что думают об Украине, всячески сочувствуют ей и ищут способы помочь. Увы! Заверяю вас, дорогие земляки: почти никому за пределами Украины мы особо не нужны, да и не особо интересны.  Далеко не все иноземцы, даже в такой, казалось бы, географически близкой стране, как соседняя Турция, знают о нас или имеют хотя бы приблизительное представление об Украине. Люди живут своей жизнью, строят и укрепляют собственную страну, преодолевают трудности, испытывают тревоги, добиваются заметных успехов в улучшении собственного благосостояния — и нет им никакого дела до наших забот. Потому что наши заботы — это наши заботы.
У турков же своих проблем хватает. Страна озабочена валютными трудностями: турецкая лира по отношению к доллару заметно теряет в весе. На востоке вот уже который год приходится сдерживать курдских «сепаров». На юге, на границе с Сирией, гремят взрывы и автоматные очереди, масса сирийских беженцев ринулась в Турцию — и это добавило головной боли властям.
...Мы подъехали к старому базару, расположенному в одном из традиционных районов Бурсы. Построенный в средние века крытый рынок, чем-то напоминающий знаменитый «Гранд-Базар» в Стамбуле, но поменьше, чистенький и опрятный, - вернул нас, гостей, к «турецкому колориту». Здесь значительно больше, чем в несколько космополитичном и, я бы сказал, молодежном Нилюфере, женщин и мужчин в традиционных одеждах, степенных стариков, замкнутых старух в черном.
«Улыбайтесь, вы в Нилюфере!» - такой слоган часто увидишь и на рекламных плоскостях, и даже на бланке официального письма чиновника местного муниципалитета. По части открытости взглядов, встречных улыбок и искреннего гостеприимства Нилюфер — современный средиземноморский город, в котором почти не чувствуется «восточного колорита». Разве что заостренные, как ПЗРК, устремленные в небо, фантастически подсвеченные по вечерам минареты напоминают о фундаментальных ценностях, исповедуемых на этой земле. А еще — пение муэдзинов, призыв к молитве, пятикратно разносящийся над городом мощными динамиками. Но к этому быстро привыкаешь.
Однако, оказалось, тут не до любования достопримечательностями. У мечети, расположенной рядом с рынком, готовился печальный ритуал — на траурную площадку военные привезли для отпевания гроб с телом погибшего офицера. Суровые лица, печальные глаза, женские слезы...
Наши молодые ребята гибнут в Донбассе. Турецкие парни гибнут на сирийской границе. Горе роднит — мы можем понимать друг друга.
Среди участников фестиваля поэзии были и братья-славяне. С ними легче найти общий язык. Они более информированы о наших украинских болевых точках и конфликте с Россией
Поэт из Македонии Никола Маджиров то и дело заглядывал в смартфон. Ждал новостей с родины — парламент должен был рассматривать вопрос об изменении названия страны по ультимативному требованию Греции, от этого зависит, примут или не примут бывшую югославскую республику в ЕС и НАТО.
Поэт из Хорватии Динко Тележан, когда заговорили о Донбассе и я напомнил, как в свое время хорватская армия провела военную операцию, «хирургическим» путем решив проблему мятежного «сепаратистского» региона Сербской Краины, - только болезненно поморщился:
Эти раны еще кровоточат и очень-очень долго будут болеть...
Это я опять-таки о том, что у каждого народа — свои боли, свои тревоги. И в решении наших проблем — и экономических, и гуманитарных — жителям Украины надо полагаться не на строгого воспитателя из ЕС и не на богатого покровителя из-за океана, а на собственные силы, здравый смысл, житейскую мудрость. И на поэзию, как концентрированное воплощение человеческого опыта.
Напоследок еще об одном хотелось бы сказать. Замечательно, конечно, что наши нынешние правители свободно говорят по-английски и выглядят вполне цивилизованно на международных трибунах. Но имидж страны в сознании других народов формируется не только телевизионной картинкой.
Стамбульский международный аэропорт имени Ататюрка. Пассажиров везут на посадку мимо выстроившихся в ряд «боингов» и аэробусов — чистеньких, лоснящихся свежей эмалью, с надписью на борту «Turkish Airlines». И когда в этом парадном строю вдруг видишь такой же борт, но только какой-то потертый и поношенный, замурзанный и задрипанный, маркированный логотипом МАУ - «Міжнародні авіалінії України», -  охватывает стыд. Хоть бы подкрасили!..
Владимир Пучков.

Автор благодарен сотрудникам отдела международных связей Николаевской мэрии за содействие и помощь в организации поездки.
 
    СЛУЧАЙНО ВЫБРАННЫЕ СТАТЬИ:   

    ДРУГИЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ:   


ТЕМА ДНЯ из предыдущего №

Вечерний Николаев
Город избавляется от «дури»
В понедельник, 22 октября, стартовала всеукраинская акция «Нарисуй жизнь в любви — Украина», к которой присоединились и николаевцы. Ее инициатором выступила общественная организация «Альтера +», занимающаяся реабилитацией наркозависимых. ...
Подробнее Читали: [1568] Отзывы: [0]


РЕГИСТРАЦИЯ здесь »»
 
E-mail:
Пароль:
  Забыли?

Реклама на сайте

Предыдущий номер
№ 120 (4178)
120 (4178)




 

Просто напомним:
Это № 121-122 (4179-4180)
от 30 Октября 2018г.


№ 120    № 123

При полной или частичной перепечатке материалов сайта, ссылка на www.vn.mk.ua обязательна.
© 2002-2007
© Вечерний Николаев
© Дизайн: Kabba Design Group
© Хостинг: Фарлеп
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru