№ 69№ 70 (3688) 02 Июля 2015г.№ 71 
Вечерний Николаев
Украина НиколаевВечерний Николаев
Николаевская городская газета
На главнуюНаписать нам письмоПоиск по Вечернему НиколаевуВечерний Николаев
Новый номер 
ПОИСК здесь »»

В НОМЕРЕ




 


Реклама в газете




Лики ИСТОРИИ


02 Июля 2015г.

Прочитали: [1142]

«На судно!»

Вечерний Николаев
Утро 16 марта 1919 года выдалось туманным. С рассветом пароходы интервентов снялись с якорей и сопровождаемые французским военным кораблём отправились в Одессу. В одно мгновение из Николаева исчезли флаги Франции, Греции, Германии и Австрии. Предательство атамана Григорьева чуть было не расстроило изначальные планы руководства немецкого военного контингента относительно отправки домой морским путём. В самый последний момент стало ясно, что николаевский гарнизон может использовать для эвакуации только два парохода. Приходилось довольствоваться этим, не считаясь с удобством и комфортом. Но ключевое слово «Родина» ускорило посадку оккупационных войск на корабли. 
15 марта в 14.00 была дана команда: «На судно!». Ускоренными темпами воинские подразделения одно за другим поднимались на борт. Первыми вошли гражданские лица и медицинский персонал с больными и ранеными. Работы осуществлялись под бдительной охраной плотной цепи пулемётчиков, которые расположились по всему периметру портового квартала. В 16.00 начальник гарнизона объявил об окончании погрузки личного состава. К шести часам вечера оборудование, приготовленное к отправке, было собрано на причале. Краны работали беспрерывно: провиант на тридцать дней, убойный скот, полевые кухни, передвижные печи, оружие и прочие грузы доставлялись на борт. Кроме того, каждый увозил с собой и собственное имущество. Час за часом проходил в атмосфере спешной работы. Местное население собиралось в районе порта, чтобы проститься с немецкими солдатами, которые в течение года находились на защите мирных граждан от большевиков, мародёров и грабителей. 
С наступлением темноты к пароходам прибыла горстка пленных немецких солдат, которых ранее захватили большевики в районе Водопоя. Теснота на борту была невыносимой. Нагрузка на пароходы в два раза превышала допустимую норму. Сотни солдат вынуждены были спать на открытой палубе, несмотря на холодные мартовские ночи. Согласно договорённостям всё оружие было собрано на суше и передано Совету рабочих депутатов Николаева. Это была своего рода дорожная пошлина, с помощью которой немцы выкупили себе право на беспрепятственную эвакуацию. Погрузка закончилась поздно ночью.
Когда пароходы с немецкими солдатами уже находились на пути к Одессе, в порту Николаева ещё оставалось одно важное судно. Это была яхта «Лукулл». На ней разместилась комиссия по вопросам перемирия на Чёрном море. На борту были адмирал Хопман, майор фон Кесслер (со своим штабом), ополченец Пильц, представлявший Большой солдатский совет, и другие офицеры. Генерал д’Ансельм, командующий союзными оккупационными войсками Антанты (французскими и греческими) на Юге повёл себя как истинно благородный офицер и предложил адмиралу Хопману взять яхту под защиту крейсера, находящегося в его распоряжении, вплоть до выхода её из Чёрного моря. Но адмирал поблагодарил французского коллегу и предложил отправить военный корабль вместе с транспортными судами, что и было в итоге сделано.  
Этой спешной эвакуации, больше напоминавшей бегство, предшествовало два тяжёлых месяца в истории николаевского гарнизона, когда Юг страны накрыла волна большевизма. В январе в город прибыл поезд с первыми беженцами из Харькова. Они рассказывали о том, что армия Советов получила серьёзное подкрепление. Также указывалось, что в рядах «красных» укрепилась воинская дисциплина. Настроения среди большевиков также были безупречными. Пришла информация о том, что в состав Красной армии влилась и бригада Григорьева. Немецкое командование было вынуждено признать, что теперь красная гвардия представляет собой мощное формирование, готовое вести самую решительную борьбу за южные территории.
2 марта атаман Григорьев повёл своих солдат на Херсон. А 5 марта войска Советов развернули одновременное наступление на Николаев с севера (через Терновку) и с юго-востока. Немецким войскам удалось отбить обе атаки без участия греков, которые к тому моменту находились в городе. 8 марта решилась судьба Херсона. Григорьев предпринял новую атаку. Немецкие войска вынуждены были отступить к французской комендатуре. У французов и греков были сильные потери. Подкрепление из Одессы не прибыло. Пулемётная рота французов взбунтовалась. Командование обдумывало путь отхода на кораблях. Немецким подразделениям доложили об отбытии французов, и германцы попытались добраться до порта. В условиях темноты немцы сбились с пути, и попали под интенсивный перекрёстный огонь большевистских пулемётов и пехоты. Командир и три солдата были взяты в плен «красными», оставшиеся вернулись к полевому караулу французов. 
Пленные, которых взяли большевики, были доставлены атаману Григорьеву.  Там их обыскали и изъяли личные вещи. Затем арестованных отвели до участка железной дороги на Снигирёвку и отпустили. Большевики в тот день полностью взяли под контроль Херсон и начали интенсивно обстреливать уходящие корабли с интервентами. Суда со своей стороны произвели лишь несколько выстрелов в сторону города, охваченного во многих местах пожарами. У греков было более двухсот убитых, потери французов оказались ещё масштабнее. 
Большой солдатский совет немецких войск в Николаеве получил письмо от местных руководителей большевистского движения. «Украинское правительство рабочих и крестьян предлагает вам свободный проезд через Украину и Россию на родину. Уполномоченный украинского советского правительства прибыл, чтобы обсудить условия эвакуации. Мы просим вас сообщить в письменном виде нашим курьерам, когда и где мы сможем принять вашу делегацию, состоящую из представителей командования и Солдатского совета, для обсуждения вышеизложенного вопроса. Членам делегации гарантирована полная неприкосновенность. Этого мы просим от вас и в отношении наших курьеров».
Ответ немцев был положительным. Переговоры завершились принятием следующего документа: «Совет обязуется эвакуировать немецкие войска на родину железнодорожным транспортом. Находящаяся в Николаеве военная техника будет передана немецкой ликвидационной комиссией советскому правительству в качестве взаимного расчёта. Поскольку советское правительство только с помощью оружия сможет получить контроль над бандами, мирная сдача города должна происходить с условием передачи оружия: 25 процентов револьверов, 60 процентов винтовок, 80 процентов орудий, а также ранее переданные Антанте самолёты и танки». 
В дополнение к этому было достигнуто соглашение о следующем: «Мы просим советское правительство организовать и содействовать доставке хранящихся в Николаеве немецких товаров (табак, марганцевая руда, изюм, инжир и прочее) за счет немецкого правительства до границы Германии железнодорожным путём. Взамен немецкое правительство обязуется доставить к немецкой границе для советского правительства товары, например, медикаменты, химикаты, в случае необходимости, сельскохозяйственные машины. Это дополнение требует согласия правительств, так как обоюдных полномочий недостаточно для вступления договора в силу».
Падение Херсона кардинально изменило военную обстановку. Ранее планировалось, что военный гарнизон Николаева под защитой французских  и греческих войск должен был быть отправлен в Германию водным путём. Но всё пошло не по плану. Высадившиеся в Николаеве греки поспешно уехали из города. Немецкие войска остались один на один с врагом. Французы со своей стороны испугались, что немецкий гарнизон в Николаеве откажется от транспортировки морским путём и примет предложение Советов использовать для эвакуации войск наземный путь. Представители Антанты любым путём пытались препятствовать этому. И им, в конце концов, это удалось.
Командование и Солдатский совет выработали наконец-то единую политику относительно избрания морского пути для транспортировки. Большевики чутко уловили это настроение. Во время большого общественного солдатского собрания выступил с пламенной речью член немецкого отделения украинского правительства. Он объявил руководство армии предателями рабочего класса и осудил принятое решение. Между тем в Николаеве явно чувствовалось нарастающее политическое напряжение. В любой момент в городе могла быть провозглашена советская власть. Многие николаевцы боялись мести большевиков по политическим и личным причинам, и вынуждены были бежать из города. Местные газеты отреагировали первыми. Вход в редакцию социалистического издания «Путь социал-демократа» оперативно был украшен красным флагом. 
Между большевистскими и оккупационными войсками было заключено перемирие. Вечером 14 марта украинские делегаты встретились с участниками Большого солдатского совета немецких войск Николаева. В то время как в узком кругу украинцы выступали с речью о примирении, на вокзале Водопоя прозвучали выстрелы. Уже дважды за последние несколько месяцев Водопой становился театром военных действий. В первый раз, когда немецкие войска сражались против Григорьева и по причине трусости добровольческих отрядов Николаева потерпели поражение; во второй раз, когда интервенты вновь взяли под свой контроль вокзал, и вот теперь… 
Степь накрыла тёмная ночь. К станции Водопой приблизился бронепоезд большевиков. Согласно достигнутым договорённостям по поводу ремонта повреждённых участков дороги, «красные» должны были прислать небольшую комиссию для приёма немецкой военной техники в Николаеве. Когда поезд большевиков въехал на мирную территорию вокзала станции Водопой, немцы поняли, что их обманули. Количество вооружённых большевиков с лихвой превосходило малочисленный вокзальный гарнизон немцев. 
Сопротивление было бесполезным, но, тем не менее, артиллерия и пехота приготовились оказать отпор боевикам. Из орудия артиллерийского подразделения с небольшого расстояния были произведены пять выстрелов по бронепоезду «красных». Но превосходство большевиков было очевидным. Часть немецких солдат попала в плен, остаток гарнизона станции Водопой смог пробиться в Кульбакино к своему бронепоезду. В полночь весь военный контингент Николаева был переведён в полную боевую готовность. Майор фон Кесслер тотчас выехал на Водопой, захватив с собой договор, заключённый ранее с украинским правительством. Но Григорьев, который прибыл туда на бронепоезде, пояснил, что он не признаёт это соглашение – он должен взять Николаев в любом случае. Предав Директорию, Григорьев легко отказывался и от указаний революционного правительства, с  которым сейчас находился в союзниках.
На вокзале Водопоя майор фон Кесслер вынужденно отказался от любой попытки мирного урегулирования нового конфликта. Не было никакой возможности договариваться с Григорьевым. Зато майор со всем своим хладнокровием смог воспользоваться царившей неразберихой среди большевиков и освободил пленных немецких солдат. Его решительные действия не встретили никакого сопротивления…
Бандиты Григорьева сначала находились на Водопое, затем они погрузили пленных немцев в поезд и выдвинулись в направлении Харькова. Наступило утро 15 марта. Немецкие войска заняли восточную окраину города. Было принято решение защищать позиции до последнего. В первой половине дня Григорьев отправил полторы сотни кавалеристов в сторону Николаева, но им не дали даже войти в город. Однако в эти же часы было принято решение о срочной эвакуации. То, что могло спокойно проходить два-три дня, необходимо было осуществить ускоренным темпом. Опасность обстрела города и порта советской артиллерией была слишком велика. Это обстоятельство волновало капитанов кораблей, которые ждали немцев в порту. Была вероятность того, что большевики, зайдя в Николаев, могут воспользоваться немецкими орудиями для атаки. Только обещания немецкого командования вывести из строя все орудия, которые достанутся большевикам, успокоили военных моряков.
Волею судьбы следующий день стал последним днём немецкой оккупации Николаева.
Рубрику ведет
Юрий Любаров.
 
    СЛУЧАЙНО ВЫБРАННЫЕ СТАТЬИ:   

    ДРУГИЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ:   


ТЕМА ДНЯ из предыдущего №

Вечерний Николаев
Полюбовались на медали из Баку
В четверг, 25 июня, в Николаевской облгосадминистрации прошла встреча с нашей землячкой, прыгуньей в воду Дианой Шелестюк, которая завоевала две бронзовые медали (синхрон и 1-метровый трамплин) на І Европейских играх в Баку, и с ее тренером, Сергеем Гуменюком, директором КДЮСШ по прыжкам в воду ФСО «Украина». ...
Подробнее Читали: [1726] Отзывы: [0]


РЕГИСТРАЦИЯ здесь »»
 
E-mail:
Пароль:
  Забыли?

Реклама на сайте

Предыдущий номер
№ 69 (3687)
69 (3687)


Читайте свежие городские хроники



 

Просто напомним:
Это № 70 (3688)
от 02 Июля 2015г.


№ 69    № 71

При полной или частичной перепечатке материалов сайта, ссылка на www.vn.mk.ua обязательна.
© 2002-2007
© Вечерний Николаев
© Дизайн: Kabba Design Group
© Хостинг: Фарлеп
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru