№ 139№ 140 (3457) 10 Декабря 2013г.№ 141 
Вечерний Николаев
Украина НиколаевВечерний Николаев
Николаевская городская газета
На главнуюНаписать нам письмоПоиск по Вечернему НиколаевуВечерний Николаев
Новый номер 
ПОИСК здесь »»

В НОМЕРЕ




 


Реклама в газете


ИНТЕРВЬЮ "ВН"


10 Декабря 2013г.

Прочитали: [1200]

Наталья Христова

Ольга Чикина: с гитарой, под секретным лопушком

Вечерний Николаев
Был неласковый субботний вечер накануне декабря, и в Николаеве выступала Ольга Чикина – исполнитель авторских песен из Рязани. Эдакая современная «рязанская мадонна» с гитарой в руках. Что касаемо платья – то вид у Ольги был вполне «мадонистый». И тягучие российские страдания собственного сочинения она выводила своим мощным голосом а капелла вполне по-рязански. Но наступал следующий момент – и маленький зал библиотеки оглушал чистой воды рок.
- Ольга Чикина – один из ярчайших представителей так называемой «новой волны» в авторской песне, - такими словами сопроводил «представление» нашей гостьи николаевский бард Александр Вербицкий. – Ее творчество сочетает в себе традиции классических образцов этой песни, русского городского фольклора и бард-рока. Она хорошо известна в российской рок-тусовке. Много выступает за рубежом, желанный гость на самых престижных бардовских фестивалях…
Ольга самобытна и талантлива, с какой стороны на нее ни посмотри. «Великолепный стих. Ни одного банального слова, будь то песни или просто комментарии… Кому нельзя ходить на Чикину? Лицам, лишенным чувства юмора», - как-то сказал про нее российский бард Владимир Ланцберг.
Поклонники иронической поэзии ценят Ольгину строку именно за пребывающую в ней иронию. Она на первый взгляд несерьезна, она насмешлива, она скептична, но во всей этой клоунаде-буффонаде кроется глубокая истина. Из быта ее героев – отдельно взятых человеческих особей – рождается картинка общероссийской жизни, типический образ нашего современника. Как не вспомнить тут Владимира Семеновича с его Ванями, Зинами и Нинками!
В песнях у Ольги Чикиной – другие современники, они живут в другой стране: банковский кассир Маруся, невротическая Клава, стоящий на пороге бракосочетания художник Сережа, академик Зинченко, являющийся народу как видение в облаках – в черном пиджаке и с цветочком-лютиком в руке… Один из своих альбомов Ольга назвала «Под секретным лопухом», и тут же в скобках – «Песни о родине». Так вот: эти самые маруси-клавы-сережи – и есть ее родина. Вся как на ладони.
Ее музыка так же иронична, как и поэзия. Стёб и талантливое ёрничание присущи ее мелодиям. То она вальсирует вместе со своими героями, то впадает в томный блюз или сыплется частушками, то предлагает слушателю забавные эксперименты с аккомпанементом на одной струне и ноте. А бывает, что «совершенно колхозные три аккорда соседствуют с замороченными гармониями» (так выразился один из поклонников Ольги, знающий толк в музыке). И ко всему прочему она – великолепная актриса, с легкостью обряжающаяся в одежды своих героев.
***
Концерт закончился поздно. Идти и мучить уставшего автора стандартными журналистскими вопросами (типа «как рождаются ваши стихи») – не хотелось. Всё про нее и так было ясно – из текстов песен, из комментариев, которыми она сопровождала свое выступление. А что не было ясно – выуживать из автора тоже не хотелось, пусть лучше останется недосказанностью и тайной.
И вот тогда родилась идея виртуального интервью. Тексты-«ответы» прозвучали на концерте из уст самой Ольги. А придумать к ним вопросы – это совсем уж примитивное упражнение для журналиста. Итак…
- Скажите, Ольга, в бардовскую тусовку вы пришли случаем не из медицины? Таких примеров в истории - масса.
- По диплому «в анамнезе» я учитель русского языка и литературы, проработала в школе 7 лет. И не просто в школе, а в лицее, который мы открыли сами, с моими друзьями, и стали с удовольствием учить детей. Но потом я стала замечать, что у меня портится характер на этой работе. И денег почему-то не платят. Ну, я и ушла. А теперь веду очень странный образ жизни - в старые времена его бы назвали тунеядским. Я рисую картинки, сочиняю песни, даю концерты…
- Все ваши песни - простые и повествовательные… как вы сами их величаете: песенка-вальсок… песенка-печалька…
- Я обожаю сочинять танцевальные песни. Песенка-вальсок написана для моей подружки, потому что она попросила. Захотелось ей такую песенку, с которой можно ходить по тропиночке, засыпанной осенней листвой – желтой, красной. Удивлялась: почему нет специальной красивой песни, чтобы ходить себе по листьям и мурчать под нос?
- И вы подарили ей вальсок «Никогда я не видела белых крылатых волков»… как там дальше: «Вот уж осень летает по нашему странному краю»… Но ведь это не была песня-посвящение?
- Песен я не посвящаю никому. Наверное, из ложной скромности: считаю, что песни мои не достигли еще того уровня, когда их можно посвятить человеку. Но у меня есть посвящение моему коту. Мы прожили с ним душа в душу 17 лет, он жив-живехонек и всегда ждет меня. Его зовут Митя – это в честь культурного движения «Митьки». Я посчитала, что мы с ним находимся на такой стадии отношений, что я уже могу ему посвятить песню.
А поскольку сочиняю я такие как бы картинки, и рисую их то линиями, то словами, то картинка получилась приблизительно следующая. Представьте: сижу я с котом Митей у окна, а перед нами - бетонный завод, лунная ночь очень красивая… и мы с ним думаем метафизические думы.
- И думы ваши - про обреченных на вымирание  мохнатых слонов, которые танцевали когда-то на этой земле, где теперь стоит бетонный завод… Симпатичный такой получился метафизический блюзик. Однако про крылатых волков, мохнатых слонов и невозможных котов мы уже поговорили. Теперь поговорим о «лирических героях» ваших песен…
- Я специализируюсь на том, что сочиняю истории. Еще в самом нежном детстве любила рисовать на запотевшем стекле людей. Рисовала человека, а после придумывала ему имя и судьбу: где живет, как живет. С тех пор так и повелось, что многие мои песни посвящены несуществующим людям.
- Мой живейший интерес вызывает ваша героиня Клава… История о ней звучит под аккорды старинной музыки рыцарских времен.
- Я про себя называю эту печальку «песней о женском неврозе». Вот живет где-нибудь под Курском немолодая уже женщина, копается у себя в огороде… Это ее маленькая жизнь – и она ее живет, как может. И вдруг в эту Клавину жизнь вторгаются видения. Не сны, не галлюцинации, а именно видения. И связаны они с каким-то невиданным временем, и не с ее страной, а со старой Англией. Клава начинает видеть каких-то рыцарей, замки, прекрасных дам. То есть что-то выходящее за пределы ее компетентности стало с ней происходить – таким образом она и заработала себе невроз. Правда, однажды в зале сидела специальная такая женщина, по профессии психиатр. Она сказала: «Нет, вы не правы, это, конечно, не невроз. Это психоз».
- У вас немало странных песен… то девичье размышление о смерти… то мечты юного оруженосца, состоящего при тевтонском рыцаре…
- Когда меня просят как-то объяснить смысл странной песни, я говорю: моя задача была - просто передать чувства, а не что-то объяснять.
- Ольга, а что это за странная тоска о птице под названием дронт? 
- Был у меня такой друг Миша Шляк, хороший биолог. Так вот: главной трагедией его жизни было то обстоятельство, что несколько веков назад с лица земли исчезли дронты. Я написала об этом стихи.
Что нам дорого, Миша, из наших потерь,
Нам, отпущенным в мир без всего, наудачу?
Мы одни на планете. Чего ж нам теперь? -
Ничего. Ничего. – Так о чем же ты плачешь?
– Да я о дронте.
О прекрасной доверчивой птице,
Выходившей навстречу матросам,
уходившей от них в никуда.
Я о дронте.
Он приходит ко мне и снится.
А кругом снова вечер, и новая осень,
И глуха золотая вода.
- Дронта действительно жалко. Хорошая была птица… символ беззащитности. А напоследок давайте «угостим» читателей вашей иронической поэзией… Что слушаем?
- Отрывок из стихотворения «Кабы я была царица»…
- Кабы ты была царица – то что?
-  Я б страну свою любила,
  я б пеклась о ней весь день,
  я б туда-сюда ходила
  и блюла бы всех людей -
  чтобы много не бухали
  на заре большого дня…
  У меня бы все пахали,
  все б пахали у меня!
  Просыпались бы с рассветом –
  и скорее на поля,
  будь ты Паша, или Света,
  или даже Джамиля…
  будь ты сам товарищ Троцкий,
  или чья-нибудь сноха.
  Лишь один Иосиф Бродский
  у меня бы не пахал!
***
Вот такой получился вечер. Да, кстати, 21 декабря Николаевский клуб песни «Белая ворона» приглашает горожан на встречу с американским исполнителем Джошем Ланца. Увлекшись русской поэзией, Джош специально выучил русский язык и теперь исполняет авторские песни на слова А.С. Пушкина, С.А. Есенина, а также песни В. Высоцкого, В. Цоя и др.
Наталья Христова.
 
    СЛУЧАЙНО ВЫБРАННЫЕ СТАТЬИ:   



ТЕМА ДНЯ из предыдущего №

Вечерний Николаев
Им форма всегда к лицу
Пожалуй, впервые воины Николаевского гарнизона отметили своей профессиональный праздник – День Вооруженных сил Украины – так, как 6 декабря. Во Дворце творчества учащихся защитники Отечества, как нынешние, так и ветераны, принимали поздравления.
...
Подробнее Читали: [1759] Отзывы: [0]


РЕГИСТРАЦИЯ здесь »»
 
E-mail:
Пароль:
  Забыли?

Реклама на сайте

Предыдущий номер
№ 139 (3456)
139 (3456)




 

Просто напомним:
Это № 140 (3457)
от 10 Декабря 2013г.


№ 139    № 141

При полной или частичной перепечатке материалов сайта, ссылка на www.vn.mk.ua обязательна.
© 2002-2007
© Вечерний Николаев
© Дизайн: Kabba Design Group
© Хостинг: Фарлеп
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru